19:38 

Бесполезно лечиться от яда. Глава 2, часть 2.

Название: «Бесполезно лечиться от яда»
Автор: shi-ku
Бета: uzuchiha.
Пейринг: Сасори/Дейдара, легкие Орочимару/Сасори, Орочимару/Дейдара.
Рейтинг: от G до NC-17.
Жанр: детектив, deathfic, ангст.
Статус: в процессе.
Размер: мини-миди.
Дисклаймер: Кисимото Масаси-сама.
Размещение: с разрешения.
Саммари: расследование одного громкого дела о серийном убийце.
Предупреждения: АУ, ООС. Grapefruit, немного BDSM[в дальнейшем].



Часть II

Понедельник, 21 января 2008 года.

В предыдущую среду навалило полметра снега, и таять он не собирался - не такое уж редкое явление для января. Температура упала на двадцать градусов ниже нуля, после наступления темноты становилось ещё холоднее. Пребывание в полицейском управлении, где вследствие какой-то неприятности с трубами медным тазом накрылось отопление, превратилось в кошмар, полицейские пытались согреться под меховыми шубами, позаимствованными у жен и матерей, меховыми пледами, одеялами, натягиваемыми на шерстяную одежду, в общем, прилагали все усилия, чтобы не закоченеть. Нагато категорически отказывался давать работу на дом и требовал присутствия в отделе, стены которого хоть и защищали от ветра и снега, но холодно было почти так же, как на улице.
В свой кабинет Сасори притащил из дома сразу три обогревателя, так что, если не снимать куртку, жить было можно. На обеденный перерыв все работники чуть ли не бежали домой: согреться и налить в термосы ещё горячего чая или кофе, подготавливаясь ко второй мучительной половине рабочего дня.
Акасуно же оставался в управлении, так как в его квартире ситуация была ничуть не лучше, спасали только два кондиционера, которые можно было поставить на обогрев, и, так называемые, «теплые полы». Оные средства требовали просто фантастических расходов на электричество, которые сравнительно небольшая зарплата полицейского не могла покрыть, так что пришлось все выключать и торчать в небезызвестном кабинете практически сутками.
Этот понедельник выдался особенно холодным, температура достигла минус девятнадцати градусов Цельсия. На работу Сасори шел в двух свитерах, закутавшись в куртку с меховой подкладкой, и стучал зубами, словно кастаньетами.
Обогреватели были включены буквально пару минут назад, так что в небольшом помещении было все ещё холодно. Держать черную гелевую ручку в онемевших пальцах и ставить подписи на документах было чем-то из области фантастики, но Сасори привык выполнять поставленные задачи и приносить требуемые документы начальнику точно в срок. И эта стопка из двадцати с лишним листов должна быть на столе Нагато к полудню, а в дополнение к ним отчет о расследуемом деле Хьюги Хинаты. За прошедшее время выяснить удалось катастрофически мало, так что...
Додумать мысль, видимо, было не суждено. Громкий стук в дверь вырвал Акасуно из размышлений, словно из тумана, и что-то подсказывало ему, что стучатся уже не в первый раз.
- Открыто. - Скорее по привычке, нежели по необходимости, оповестил Сасори, мысленно костеря раннего гостя, на чем свет стоит. Ну кого угораздило притащиться ни свет ни заря?!
Пожалуй, не следовало вообще ничего говорить.
Если дверь могла бы летать - она бы вылетела, но, как ни прискорбно, подобными способностями не обладала, поэтому лишь жалобно скрипнула, когда в кабинет влетел Дейдара.
- Что за шум с утра пораньше? И какого черта ты здесь делаешь? - не отрывая взгляда от успевших намозолить глаза документов, спросил Акасуна, явно пребывавший далеко не в самом радужном настроении.
- И вам д-доброе утро, Сасори-но-Данна. - стуча зубами, пробормотал Тсукури, закрывая дверь. На самого же Сасори вышеупомянутое пожелание «д-доброго утра» впечатления не произвело.
- Почему ты не на занятиях? - слегка сдвинув брови, поставил подпись на очередном листе бумаги, испещренном мелкими, аккуратными иероглифами - угадывался почерк Итачи. Чтобы понять, что пишет этот самовлюбленный, эгоистичный полудурок, как Акасуна окрестил Учиху, надо было взять микроскоп и долго рассматривать все эти закорючки, да и то не факт, что что-нибудь поймешь.
- Не ваше, Данна, дело. - Улыбнулся Дей, всем своим видом показывая, что прогуливает. Сасори уже хотел показать мальчишке, где раки зимуют, и выставить за дверь, но передумал. Действительно, ему-то какое дело? Ровным счетом никакого. Провалит экзамены в университете - это не его проблемы, а целиком и полностью Дейдары.
- Ладно, бог с тобой. - Проворчал следователь, откладывая последний лист в стопку. Тут в голове мелькнула одна мысль, и ему она однозначно понравилась. - Коль ты пришел, знаешь что? - на губах мелькнула улыбка. - Самое время познакомить тебя с одним моим хорошим другом. Он тебе понравится, обещаю.

***

- Сасори-но-Данна, давайте будем тут жить! - радостно воскликнул Тсукури, едва захлопнулась дверь. В помещении было явно намного теплее, чем в управлении, и блондина это, безусловно, радовало. А Акасуна был с ним полностью солидарен.
- Не думаю, что ты тут приживешься. Здешние обитатели немного неразговорчивы. - красноволосый расстегнул куртку, сунув руки в карманы брюк и проходя дальше по коридору, стажер последовал за ним.
После пятиминутного плутания по «лабиринту» из узких проемов, гордо зовущихся коридорами, Сасори наконец остановился около непримечательной белой двери, словно в замедленной съемке повернул ручку и зашел в кабинет.
- Сасори-кун! - от этого радостного возгласа по телу Акасуны прошла легкая дрожь, вызванная то ли боязнью, то ли предчувствием чего-то нехорошего, а оно возникало при каждом визите к патологоанатому. Орочимару разве что не с объятиями накинулся на полицейского, но на полпути остановился. - А кто твой очаровательный спутник? Не представишь его, а?
- Здравствуй, Орочимару. Знакомься, это - Дейдара. Дейдара, знакомься, это - Орочимару. - Тсукури сделал несколько уверенных шагов навстречу патологоанатому и хотел было протянуть руку для рукопожатия, как тот притянул его к себе, обнимая и прижимая вплотную к себе.
- Дей-кун, значит, приятно, весьма-весьма. Надеюсь, мы подружимся. - Слащаво улыбнувшись, проворковал Орочимару, как бы случайно пройдясь ладонью по левой ягодице блондина. Последний, до сего времени находясь в культурном шоке, наконец, очнулся и кое-как, но вырвался из крепких объятий врача.
- Д-да, Орочимару-сан, взаимно.. - робко улыбаясь, проговорил он, отходя на безопасное расстояние, мило краснея. Сасори же, наблюдавший эту сцену, всеми силами сдерживал улыбку и честно пытался сохранить бесстрастное выражение лица. «О, да, Дейдара. Вы подружитесь, не сомневаюсь.» - далее мог бы последовать гаденький, злобный смех, но Акасуне показалось, что лучше озвучить его только мысленно.

***

Утро пролетело незаметно. Во всяком случае, для Сасори. За время пребывания в морге они успели перекочевать из кабинета патологоанатома в более просторное помещение, где, собственно, и хранились трупы. Акасуна сидел за столом и изучал документы, попивая заботливо заваренный Орочимару чай, и одновременно с тем веселился на полную катушку, как бы странно это ни было. Сам Орочимару решил устроить своему новому другу ознакомительную экскурсию по расследуемому делу и миру медицины, а Дейдара был совсем не против, ему было даже интересно. Первым делом врач показал блондину тело младшей Хьюги, подробно расписывая те или иные причины её смерти, даже умудрился показать, в каких местах и как держал её преступник до того, как ввести яд. И показал достаточно доходчиво: сначала потыкал палочкой в труп, а потом выполнил захват на Дейдаре, не преминув во время пройтись ладонью по груди парня. Далее последовало ознакомление с составом яда и принципом его действия, ну и так далее, не будем углубляться в подробности.
Одно можно сказать с уверенностью: к одиннадцати часам утра Орочимару успел облапать Тсукури везде, где только можно, даже пару раз исхитрился запустить руки под рубашку парня, но случайность этого была настолько реалистична, что, кажется, Дей поверил в это. Наивный, что сказать.
Время близилось к полудню, и, как ни прискорбно, надо было возвращаться в участок, дабы не получить головомойку от шефа. А Нагато-сан умел делать замечания, ой как умел, да так, что потом все сотрудники работали идеально. Разве что на Хидана это не действовало, он как орал благим матом на всё управление, так и орет, а заткнуть это недоразумение мог только Какузу, за какие-то грехи ставший его напарником.
Очнулся от своих мыслей Сасори из-за громкого «Черт!», разнесшегося громким эхом по моргу. Взгляд быстро определил его источник: это Дейдара споткнулся (на ровном месте, кстати. Вам это не кажется странным?), а Орочимару, по счастливому совпадению оказавшийся совсем рядом, подхватил блондина, лишая его такой радости, как поцелуй затылком с кафельным полом, и сам чуть не упал, но удержался в вертикальном положении. Результатом этого нехитрого действа стало то, что ладонь патологоанатома скользнула под джинсы юноши, а лица разделяло всего несколько паршивых сантиметров.
Несколько паршивых сантиметров... В груди что-то кольнуло, Акасуне явно не нравилась поза, в которой сейчас стояли эти двое. Почему-то захотелось устроить романтическое свидание для челюсти врача с кулаком, но этот порыв быстро выветрился: в конце концов, это Орочимару. Но оставлять всё так не хотелось.
За то время, пока Сасори обдумывал «план действий», патологоанатом успел поставить Дея на ноги и поинтересоваться, в порядке ли он, но руку убирать явно не спешил, ровно, как и отстраняться на приличное расстояние. Решив не терять время понапрасну, Акасуна встал из-за стола и подошел к парочке, примостившейся у стенки.
- Всё в порядке? По всей видимости, да. Орочимару, есть разговор. - Следователь кивнул на дверь, жестом приглашая врача выйти. Тот с явным сожалением отпустил Тсукури, который сразу отступил на пару шагов, с подозрением глядя на своего «спасителя». Орочимару подмигнул ему. Дейдара поежился.
Выйдя в коридор, Сасори сложил руки на груди и придал своему лицу как можно более безразличное выражение, но во взгляде читалась плохо скрытая угроза.
- Так о чем ты хотел со мной поговорить? - спросил патологоанатом, закрыв дверь и встав у стенки, всё так же ухмыляясь. Наводило на мысли о только что сытно пообедавшей змее.
- Не смей. Трогать. Мальчишку. - Раздельно, четко проговорил Акасуна, приблизившись на шаг.
- Ты про Дейдару? Да ладно тебе, Сасори-кун, я просто хочу немножко с ним поиграть. - Снова эта слащавая улыбка. «Ненавижу» - мысленно фыркнул.
- Поиграть? Да уйди я куда-нибудь на пять минут - ты бы его трахнул на столе и не спросил. Я повторю ещё раз: не трогай мальчишку. Можешь «играть» с Кабуто, с Учихой, да с кем угодно, но не с ним. - Красноволосый прищурился, сверля врача взглядом. Ничего хорошего это не предвещало. Хоть с виду и не скажешь, но он был сам в шоке от того, что сказал, слова словно сами срывались с обветренных губ.
- Сасори-кун... - Орочимару опешил. Ранее он никогда не слышал, чтобы Акасуна говорил что-то подобное, ему вообще было абсолютно всё равно. Странно. Если только... Улыбка растянулась шире. - Сасори-кун, так ты ревнуешь? В жизни бы не подумал, что этот блондинчик сможет тебя очаровать!
На какое-то время в коридоре повисла тишина. Напряжение потрескивало в воздухе, взгляд и выражение лица Сасори оставались неизменными. Орочимару пощёлкал пальцами у него перед глазами. Ноль эмоций. «Даже так...» - патологоанатом усмехнулся, и, наклонившись к Акасуне, поцеловал его в губы, раскрывая их языком и углубляя поцелуй. Три секунды понадобилось следователю, дабы разобраться, что к чему, на четвертую пришло возмущение и слепая ярость. Ещё через секунду Орочимару потирал щеку, а Сасори чем-то напоминал петуха: взъерошенный, со злобным взглядом, он тяжело дышал, мысленно осыпая врача цветастыми трехэтажными конструкциями, и борясь с желанием треснуть его кулаком в челюсть ещё раз, а так же одним длинным предложением высказать всё, что думает по этому поводу. Гнев ушел так же быстро, как и явился, но ещё с минуту Акасуна тупо смотрел на патологоанатома, жалея, что не умеет испепелять взглядом.
- Сасори-кууун... Больно же... - взвыл Орочимару, как-то по-детски обиженно смотря на полицейского. Сасори на секунду даже стыдно стало, но воспоминание о поцелуе дотла сожгло это чувство.
- Запомни две вещи, Орочимару: во-первых, больше никогда, никогда так не делай, даже если очень захочется, иначе разговаривать с трупами будешь уже на небесах. А во-вторых... не думаю, что мне стоит повторять свое требование относительно Дейдары. Кажется, объяснил я весьма доходчиво. Понял?
- Да понял, понял… - проворчал врач, прижимая ладонь к щеке.
- Вот и чудненько. А теперь натяни свою улыбку и сделай вид, что ничего не случилось. Дей спросит - придумай что-нибудь.
- А ты, как обычно, сделай морду кирпичом... - не удержался от ехидства Орочимару, хмыкнув.
- Ты мне ещё поговори, запру в обезьяннике на пятнадцать суток. А причину найду, уж поверь мне.
Следующие полчаса прошли без происшествий. Поползновений со стороны патологоанатома не намечалось, но Дейдара всё равно держался на безопасном от него расстоянии и подозрительно косился. В кои-то веки Сасори смог насладиться тишиной, но сосредоточиться на работе всё равно не получалось. Слова Орочимару не давали ему покоя, да и свои собственные тоже. Во-первых, Акасуна сам не знал, что на него нашло, ведь он вполне мог махнуть рукой и заняться своими делами, но почему-то столь яростно защищал юношу. Неужели его действительно очаровали? И каким чувством он тогда подгонялся? И правда, ревность?.. Нет-нет-нет, быть не может. Просто невозможно, чтобы этот болтливый, шумный, вечно недовольный, крикливый, безкультурный, красивый, черт возьми, придурок, мог его совратить! Стоп. Без «красивый». Хотя нет, всё-таки с ним. Сасори не мог отрицать, что находил Дейдару весьма, даже очень привлекательным. Но то была не ревность, ни в коем случае. Ему просто не нужен зашуганный помощник, вот и всё. «Вру сам себе» - Акасуна обреченно вздохнул. Приходилось мириться с мыслью, что Тсукури ему действительно симпатичен. Красноволосый откинулся на спинку стула и повернул голову в сторону Дея, увлеченно беседующего с недавно пришедшим Кабуто. Оценивающе прошелся взглядом по телу блондина, краем глаза заметил, что джинсы слегка сползли вниз - стараниями Орочимару. Дейдара потянулся, спровоцировав то, что рубашка немного задралась, обнажая тонкую талию, Сасори даже заметил две ямочки внизу живота, которые, как правило, были у тех, кто не страдает лишним весом. Акасуна прислушался к своим ощущениям, остановив взгляд на обтянутых джинсами ягодицах парня. Почувствовал легкое, но приятное жжение в области паха, и.. и ещё что-то. Дейдара, прежде стоявший вполоборота к следователю, теперь полностью к нему повернулся. Сасори поспешно отвел взгляд, прикрыв рот рукой и зевнув, показывая, что стажер ему интересен в последнюю очередь. Кажется, тот ничего не заметил. Акасуна мысленно облегченно вздохнул, выгнув спину и повернувшись в другую сторону. Чтобы наткнуться на заинтересованный взгляд Орочимару, блуждающий от него к Дейдаре и обратно. Черт. После того разговора, он всё истолкует по-своему, да ещё в сто раз хуже, чем есть на самом деле. Это плохо.

Среда, 30 января 2008 года.

«Ве-ли-ко-леп-но. Теперь я ещё и педофил ко всем прелестям» - Акасуна вздохнул, выбивая пальцами по дереву стола ровную дробь, сверля взглядом калькулятор. Шестнадцать лет. Такова была возрастная разница его и Дейдары, которому на данный момент по совпадению тоже было шестнадцать. А Сасори - тридцать два. Есть над чем подумать.
Взгляд переместился на настенные часы - десять минут шестого. «Черт...»
Дверь распахнулась, и в кабинет вплыло (по-другому и не скажешь) то блондинистое недоразумение, которое уже на протяжении нескольких месяцев не давало покоя Акасуне и, главным образом, его нервам.
- Добрый вечер, Сасори-но-Данна! Моя скромная персона снизошла до того, чтобы Вас навестить! - довольно улыбаясь, протянул Тсукури, одновременно с тем стягивая с себя шарф и куртку (трубы таки починили, так что в управлении снова было тепло) и вешая их на спинку стула, стоящего напротив стола следователя, присаживаясь сам.
- Твоя скромная персона сейчас пойдет к Хидану и Какузу, и будет торчать у них весь вечер, есть не прекратит изображать из себя черт те что. - Проворчал Сасори, выключая калькулятор и отодвигая его на край стола.
- Ладно-ладно, больше не буду. Какой у нас план на сегодняшний день?
- Так не терпится приступить к работе? Ну ладно. Во-первых, сейчас мне нужно сходить к Нагато-сану, отдать ему собранный материал. Во-вторых, мы с тобой едем к Орочимару - при этих словах Тсукури вздрогнул, как будто его холодной водой облили. Акасуна сдержал улыбку и продолжил, - а в третьих...
Многострадальная дверь распахнулась, в кабинет стрелой влетел запыхавшийся Зецу, притормозив только возле Сасори. Он что-то лепетал, пытаясь выговорить всё на сбившемся дыхании, но этим попыткам явно было не суждено увенчаться успехом. По выражению лица информатора одно можно было сказать с уверенностью: новость плохая.
- Зецу, успокойся. - Перебил Акасуна зеленоволосого, который тут же воспользовался этим советом и оперся рукой о стол, медленно возвращаю дыханию размеренность, уставившись в пол. Примерно через две минуты парень поднял взгляд на Сасори, и на одном дыхании выговорил:
- Хьюга Неджи убит.

@темы: Бесполезно лечиться от яда, Сасори/Дейдара, фанфик, яой

URL
Комментарии
2011-06-27 в 23:34 

Фик благополучно заморожен?

URL
2011-06-28 в 10:41 

Alice American McGee,s
Гость
он вообще писаться больше не будет.
автор уже даже аниме не интересуется ++

URL
2011-06-28 в 10:56 

Что ж, обидно. Строй шипперов редеет.

URL
   

down ← step → up

главная